2

6 дек. 2013 г.

Завтра отключится сотовая связь!

Представим что "Завтра" отключится сотовая связь!

  • Электромагнитная вспышка на солнце.
  • Радиоизлучение на околоорбитальной пространстве земли.
  • Любой другом электро или радио изменение.

И все! Сотовая связь не работает!

Что нас ждет???

Аккуратно много букв.




  • Паника

В первые дни — паника и неразбериха: сначала треть населения испытывает дикий стресс по поводу отсутствия телефона, к которому все привыкли. Легче всего это перенесут пожилые люди, и поколение 30-летних: первые вообще не всегда понимают, зачем нужна сотовая связь, вторые помнят мир без мобильных телефонов. Сложнее всего придётся молодёжи, с детства воспринимающей мир так, что можно связаться с кем угодно. Жители крупных городов по понятным причинам расстроятся больше, чем жители, например сёл. Будут написаны десятки диссертаций про абстинентный синдром.








  • Рации



Сразу после падения сети резко поднимется спрос на рации. Скорее всего, в первые дни цены будут дико задираться, но позже, уже через месяц-два, производительные китайцы выручают всех страждущих. В первую очередь рации будут покупаться для бизнеса: нужно же как-то координировать сотрудников. Родители тоже не останутся в стороне: им пока сложно представить, как ребёнок может дойти до школы без связи. Молодёжь вместо «заткнись» станет говорить «освободи канал» даже в личном общении.









  • Городские телефоны



Снова начнёт развиваться забытая вроде бы фиксированная связь. Выстроятся очереди на подключение домашнего телефона, скорее всего — появляются частные компании, занимающиеся телефонией. Тут же вырастет роль домашних компьютеров как средств связи: сообщения в соцсетях частично заменяют звонок, сильно растёт трафик Скайпа, возможно — оживают локальные чаты и форумы городов. Постепенно функция связи ложится на компьютер в той же степени, как и на фиксированный телефон. При этом – из соцсетей уходит большое количество людей, которые выходили в них только с помощью мобильного интернета.






  • Wi-Fi



На улицах открываются новые кафе с Wi-Fi, возможно — появляются Wi-Fi-столбы и автоматы. Ещё позже в элитных ресторанах планшеты для гостей подают вместе с десертом. Еда и связь становятся почти синонимами. 










  • 112



Резко растёт количество несчастных случаев с негативным исходом: ведь мобильная связь — это средство вызова спасателей или скорой помощи. Охранные агентства начинают широкую продажу тревожных кнопок с радиоканалом физлицам. 

В регионах с высокой опасностью урагана, землетрясения, цунами или других проблем на улицах устанавливаются громкоговорители — чтобы два раза не ходить, в большинстве — прямо на бывших местах сотовых антенн. 








  • Замены сети

Кто-то централизованно пытается развернуть Wi-Fi-сети (сначала – peer-to-peer, позже — инфраструктурой с большим покрытием). Одновременно идут попытки реанимации пейджинговой связи. Операторы фиксированной связи вводят автоматическую переадресацию звонков на разные номера по расписанию: с утра звонок попадает домой, днём – в офис. Звонки с просьбой поменять переадресацию – самый частый случай обращения в техподдержку (разработанные веб-приложения помогают продвинутым, остальные привычно звонят в саппорт). К жилому дому подходит уже не по одной, а по две-три линии в регионах, чтобы домочадцы тоже могли поговорить. В мегаполисах проще – голос уже давно через IP. 





  • «Тушки» телефонов



«Зелёные» в панике: придётся утилизировать кучу оборудования и 290 миллионов телефонов. К счастью, быстро выясняется, что примерно половину телефонов никто не собирается выбрасывать: ведь это как минимум часы, а вообще — мини-планшет, плеер, будильник и другие устройства. Производители часов, плееров и радио тихо радуются. Салоны продажи сотовых закрываются или быстро переквалифицируются. Как грибы растут стартапы «превратим сотовый в модный», «купим ваш аккумулятор». Из сотовых начинают делать всё подряд для дома: появляются DIY-материалы в духе плеера Vogue и пластиковой бутылки имени Бахметьева. 

Производители планшетов понимают, что рынок мобильных устройств их: ведь теперь не нужно таскать девайс в кармане, можно переложить и в сумку. В широком обиходе появляются модели, носимые на предплечье.





Подсчитываются глобальные последствия:


  • ВВП упадёт на 4,9% — это уровень вклада рынка мобильной связи в ВВП России.
  • К концу года будет недополучено 240 миллиардов рублей налогов. Для сравнения, объем налогов РЖД составил 253 миллиардов рублей по итогам 2010.
  • Безработными станут 450.000 человек (прямо и косвенно). Это экономически-активное население достаточно крупного города. Некоторая малая часть из них будут работать в новых сферах (например, развешивать громкоговорители и класть кабель).
  • Пострадают магистральные провайдеры — поначалу 95 Пбайт трафика в год ничего не заменит. Правда, они быстро оправятся за счёт увеличения нагрузки на фиксированные каналы.
  • Рухнет рекламный рынок: там минус 10,4 миллиарда рублей оборота.
  • Логисты сойдут с ума: контроль груза нужно будет выстраивать по-новому.
  • Мечта про универсальный идентификатор на базе мобильного телефона будет отложена. Учитывая, что многие активно использовали банкинг с сотового, фраза «Вы что, не видите, у нас обед» будет звучать по стране в целом чаще.
  • На трассах между городами вырастет уровень преступности, потому что ближайшая связь — в ближайшем городе.
  • Поменяются региональные рынки, часто зависящие от оперативного контроля цен. В среднем, например, сельскохозяйственная продукция дорожает на 5-10%. Через год ситуация нормализуется благодаря распространению фиксированной связи.
  • Уменьшится инвестиционная привлекательность страны: сейчас увеличение проникновения мобильной связи на 1% соответствует росту объема прямых иностранных инвестиций на 0,5-0,6%.
  • Удалённые населённые пункты сильно пострадают: многие школы и госучреждения были подключены к мобильному интернету. Мужики начнут пить самогон и радоваться, что хотя бы электричество и газ в селе остались.
  • Бизнес станет развиваться медленнее. Поменяются бизнес-процессы: теперь нельзя просто взять и позвонить кому-то в компании: нужна либо новая система внутренней связи по фиксированному доступу, либо (в случае высшего руководства) процесс принятия решений замедлится. Это в первую очередь скажется на динамике роста малого бизнеса.
  • Упадут все M2M-сервисы: вырастет количество пожаров, плюс нужно пересматривать безопасность на множестве объектов, потому что датчики были подключены по сотовой связи. Теперь же — тянуть кабель или ставить радиосигналки.
  • Пострадает туризм Алтая, Камчатки и Карелии: сотовая связь была одним из важнейших факторов комфорта туристов в этих регионах. Никто не хочет гулять по лесу с куском полиэтилента, но без телефона.


Поменяются социальные модели поведения:


  • Повысится уровень ответственности тех, кто договаривается о встрече: теперь нужно решать один раз и сразу дома, где и когда. И опаздывать не больше чем на пять-десять минут, что для многих становится настоящей проблемой. Свидания поначалу назначаются не под часами, а около телефонов-автоматов: «Она уже вышла? Ещё красится?!»
  • Студенты перестают гладко сдавать экзамены. По крайней мере, на следующий день после падения связи, но потом ничего, выкручиваются.
  • Деятели культуры потирают руки: никаких звонков во время выступления камерного оркестра или в библиотеке. На деловых встречах тоже не отвлекаются. Учитывая, что человек уже не находится в режиме «удалённого доступа», психологи отмечают улучшение ситуации в целом. Личных встреч становится чуть больше.
  • Для контактов потребуются новые записные книжки: частично этот вопрос решат планшеты, частично – новообразовавшаяся мода на визитки. Бумажные карточки будут носить с собой даже дети.
  • Упадает уверенность водителей. Внезапно опытные таксисты станут очень ценны. Карты-то и навигация есть у многих, но умение предсказывать пробки в крупных городах станет чем-то инстинктивным. Позже на светофорах появится Wi-Fi и информеры о пробках.
  • Дети наконец-то смогут спокойно погулять во дворе. Родители будут не находить себе места, пока чадо не вернётся домой. Правда, быстро привыкнут: в своём детстве они гуляли вообще без телефонов.
  • Гопники поначалу расстроятся, но потом примутся за часы, планшеты и электронные книги. Учитывая, что большая часть банкоматов работала с мобильным доступом, наличных у населения станет больше, что порадует деликвентов.
  • Немного увеличится спрос на нетбуки: смартфон заменял компьютер в случае проблем, например, с питанием. Аналогично – чуть вырастет спрос на фонарики и открывашки для пива. На рынке дверные звонков второе рождение: они снова станут нужны. А вот сломанный домофон уже станет проблемой, о которой гость оповестит весь двор криком.
  • В ресторанах упадёт оборот по картам: многие проверяли списания по сотовому, а теперь ощущают потерю контроля.
  • Брак станет крепче: всё-таки читать почту мужа сложнее, чем SMS.
  • В семье частым случаем будет «пока ты не разделся, сбегай в магазин за молоком и хлебом, у нас кончились» — позвонить и напомнить уже не получится.
  • Станет чуть сложнее покупать: теперь нельзя будет спросить совета при виде потенциально нужной вещи.
  • Самое интересное начнётся в любовных отношениях: пропадут «ухаживающие звонки» (которые «как дела?»), информационные сообщения («включай телевизор!»), контроль («да, дорогая, я тебя люблю», «да, дорогой, я добралась до офиса»). Уменьшится количество вроде бесполезных, но очень важных эмоциональных контактов в духе «Где ты?», «У тебя всё хорошо?», «Я скучаю по тебе» и так далее. В перспективе это скажется на том, что соцсети примут на себя почти все функции эмоциональной поддержки. Придётся лайкать каждую активность своей второй половинки.


В итоге это будет другой мир......
Готовы ли мы к этому?


Материал подготовлен на основе аналитического отчёта Евгения Соломатина к 20-летию сотовой связи в РФ. Методика — инвертирование основных выводов отчёта.